ПРЕССА:

 личный, местечковый мистицизм, который я сам для себя когда-то придумал и который, быть может, в чем-то помогает мне существовать, оправдывает мою, говорю с иронией, "творческую жизнь". "Стройная схема" Даниила, в которой герой Оскара Уайльда является лишь одной из составляющих, может, однако, показаться по меньшей мере странной. Амплуа Страхова - не только пресыщенный денди Дориан, но еще и противоречивый, полный всех характерных для "русской души" безумств, Николай Аблеухов в спектакле театра имени Гоголя "Петербург". А еще - ранимый, замученный самоанализом чеховский интеллигент Платонов в "Безотцовщина (Платонов)" (театр ГИТИСа) и светлый, легкий Себастиан в "Двенадцатой ночи" Шекспира (театр имени Моссовета). Если сложившаяся на данный момент "схема" представляется вам недостаточно странной, тогда приготовьтесь: в послужном списке изысканного красавца Страхова был... Чикатило! В моноспектакле "Вышка Чикатило" по пьесе драматурга Михаила Волохова, известного пристрастием к крайне ненормативной лексике, Даниилу, абсолютно не подходящему по типажу на эту роль, предложил участвовать режиссер Андрей Житинкин . "Мне интересно кидать себя в разное, в этом и состоит профессия актера. Уметь многое и пробовать все: именно поэтому идет с одной стороны - Николай Аблеухов и Платонов, с другой - Себастиан, а с третьей Чикатило. "Чикатило" мы сделали за две недели, "Платонова" - тоже за 13-14 дней Самоистязание или, говоря по-волоховски, "истязание мироздания" на самом себе в течение часа".

Алексей Архипов
Журнал "Gala" №3 2001 год

 

 

<<назад                                  1 2                          

Copyright 2004-2007